Лицензионное право как подотрасль административного права Российской Федерации

Лицензионное право как подотрасль административного права Российской Федерации

1. Понятие, предмет и метод лицензионного права Российской Федерации.

Экономический кризис конца XX столетия в России вскрыл ошибки либеральных экономических реформ, (обусловленных резким изменением политического курса страны. В связи с этим в последнее время наметилась благоприятная тенденция обострения внимания ученых к вопросам государственного управления в сфере экономики.

Однако по-прежнему в том или ином виде существуют две основные точки зрения на необходимость осуществления государственного воздействия на экономические процессы. Первая из них сводится к тому, что необходимо убрать механизмы государственного регулирования из сферы экономики. Ее сторонники обосновывают свою позицию тем, что в Конституции Российской Федерации вообще отсутствует термин «государственное управление», следовательно, неправомерно и признание государственного управления как государственно-правовой категории. Представляется, что такая точка зрения имеет право на существование, но она является весьма сомнительной.

Как свидетельствует исторический опыт, в условиях экономического кризиса, в котором так или иначе уже довольно длительный период времени находится наша страна, роль государства не только не уменьшается, но, напротив, усиливается. Общеизвестно, что одной из мер реанимации экономики в Германии, Японии и других странах после Второй мировой войны было усиление централизованного государственного управления экономикой. Об этом свидетельствует и современный опыт бывших государств социалистического лагеря.

Активная роль государства в руководстве экономической сферой определена актом высшей юридической силы, а также законодательством Российской Федерации. Это следует из анализа ряда статей Конституции, Федерального конституционного закона № 2ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации», федеральных законов о бюджете на текущий год и т.д.

Одним из методов государственного воздействия на экономику является разрешительная политика государства, применяемая в отношении определенных действий со стороны субъектов экономической деятельности. К разновидностям разрешительной политики относятся единая система сертификации, система государственной регистрации субъектов экономической деятельности и их прав, а также система лицензирования.

В российской правовой системе лицензионное право следует понимать как подотрасль административного права Российской Федерации, представляющую собой совокупность норм права, регулирующих общественные отношения, возникающие в связи с применением лицензирования как формы государственного административного воздействия на экономические процессы с целью приведения их в соответствие с интересами общественной и государственной пользы. Проще говоря, лицензионное право Российской Федерации это совокупность норм права, регулирующих общественные отношения по лицензированию различных видов деятельности.

Приведенное определение в части отнесения лицензионного права как подотрасли российской системы права к сфере отрасли административного права является авторским и небесспорным. Так, предпринимательское (хозяйственное) право, находясь на стыке отраслей гражданского, административного, государственного (конституционного) и т.п. права, относит лицензирование к своей сфере регулирования в связи с тем, что помимо предпринимательских отношений и отношений по государственному регулированию хозяйствования в целях обеспечения интересов государства и общества, предпринимательское право включает в себя совокупность норм права, регулирующих тесно связанные с предпринимательскими и иными отношениями, в том числе некоммерческого характера. К последним «иным» отношениям наряду с отношениями по регистрации, ликвидации хозяйствующих субъектов, сертификации продукции и т.д. отнесено и лицензирование, которое хотя и носит некоммерческий характер, но создает основу, является необходимым условием, предпосылкой будущей предпринимательской деятельности.

Как полагает О.М. Олейник, «в масштабах гражданского права конструирование института лицензирования теоретически и практически невозможно, поскольку предмет регулирования и его метод явно выходят за рамки указанных принципов (свобода воли, равенство сторон и диспозитивность). Вполне обоснованным представляется лицензирование хозяйственной деятельности рассматривать как самостоятельный институт хозяйственного права».

Следует предположить, что, являясь комплексной и относительно молодой отраслью российского права, возникшей в ходе формирования рыночной экономики в нашей стране на современном этапе и обусловленной ее потребностями, предпринимательское право позаимствовало у других отраслей права некоторые правоотношения в качестве объекта для регулирования с благой целью комплексного, единообразного подхода к разнообразным отношениям, возникающим между хозяйствующими субъектами, хозяйствующими субъектами и государством и т.д. в процессе осуществления ими хозяйственной деятельности. Такое заимствование, а равно и подход к регулированию общественных отношений и исследование закономерностей и особенностей правового воздействия на отношения в рамках науки предпринимательского права, оказали неоценимую услугу российской правовой системе, создав систему представлений, понятий, теорий, учитывающих мнение не государственное или общественное, но частное, мнение непосредственно предпринимателя, бизнесмена относительно необходимости регулирования тех или иных отношений, меры государственного воздействия и оптимальных способах такого воздействия. Однако в этой связи наука предпринимательского права в некоторой степени пренебрегает оборотным аспектом проблематики регулирования хозяйственной деятельности в частности и государственного воздействия на экономические процессы в целом. Последнее традиционно и, на наш взгляд, обоснованно относится к отрасли административного права.

Административное право как отрасль права объединяет в себе нормы, регулирующие властные отношения, одним из субъектов которых является государство в лице своих органов или должностных лиц. Нельзя отрицать, что именно такой характер власте-отношений носят отношения по лицензированию, возникающие между лицензирующим органом и субъектом лицензируемого вида деятельности. Более того, только с точки зрения административно-правового подхода к изучению лицензирования можно определить его правовую природу и выработать системный подход к совершенствованию совокупности норм права, регулирующих отношения по лицензированию. Отметим, что очень многие классики административно-правовой науки считали и считают лицензирование объектом регулирования нормами административного права.

Определение лицензионного права в качестве подотрасли административного права обусловлено, прежде всего, колоссальной нормативной базой в данной области регулирования, которая отличается определенным своеобразием и внутренней структурированностью норм. В настоящий момент очевидно существование в российском правовом поле обособленного лицензионного законодательства. Комплекс источников лицензионного права весьма разветвлен, но при этом сгруппирован в специальные нормативные правовые акты, посвященные исключительно лицензионным процедурам. При всей спорности такого подхода с теоретической точки зрения, на наш взгляд, выделение блока норм для последующего детального изучения, выявления закономерностей, учета опыта применения лицензионных норм в различных областях жизни является не только целесообразным, но и методологически необходимым.

Кроме того, лицензирование представляет собой особый правовой режим, характеризующийся спецификой субъектного состава, объектов регулирования, целями функционирования. Не поясняя пока содержание понятия «правовой режим», отметим, что объединение норм и регулируемых ими отношений по признаку принадлежности к одному правовому режиму в определенную подгруппу в рамках отрасли административного права (именно в рамках этой отрасли возникла и существует теория правовых режимов) имеет определенную теоретическую основу, поскольку позволяет выработать комплексный подход к ранее разрозненным нормам. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что формирование современного законодательства о лицензировании происходило в обстановке полного отсутствия какой либо теоретической основы. Новый Федеральный закон № 128 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее Закон о лицензировании) и возникшие, на его основе многочисленные акты Правительства Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, приняты в течение последних двух-трех лет. При этом основой для формирования столь обширного массива законодательства служила чья-то добрая воля и хорошая логика, но без научного анализа, без обращения к опыту юридической науки, без опоры на теоретический базис. Следовательно, в данном случае теории права придется догонять ушедшую вперед практику правотворчества и правоприменения.

В теории государства и права под отраслью права понимают обособившуюся внутри системы права совокупность однородных правовых норм, регулирующих определенную область (сферу) общественных отношений. Выделение отрасли права связано с ее предметом и методом. Подотрасль права, как правило, выделяется в составе крупной отрасли права в связи с необходимостью частного подхода к отдельному массиву общественных отношений, характеризующихся своей спецификой и известной родовой обособленностью. С нашей точки зрения, лицензирование, являясь своеобразной формой государственного регулирования экономики и обладая обширной нормативно-правовой базой, определяющей как общие принципы (на уровне федерального законодательства), так и процессуальные особенности лицензионной деятельности (на уровне постановлений Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации), безусловно, обладает такой родовой обособленностью и спецификой.

Из курса теории государства и права известно, что предметом всякой отрасли права являются те общественных отношения, на которые распространяется действе норм данной отрасли. При этом абсолютное большинство специалистов полагает, что каждой отрасли права свойственен свой особый предмет регулирования.

Метод правового регулирования определяется как совокупность методов, приемов и способов правового регулирования, свойственных той или иной отрасли. Согласно широко распространенной концепции первичным при формировании отрасли права следует считать предмет правового регулирования, в результате выделения и анализа которого происходит формирование специфического метода правового регулирования. Что же касается подотраслей права, то здесь сложно говорить об особом предмете или методе правового регулирования, поскольку подотрасль права является структурной единицей отрасли и, как следствие, имеет аналогичные отраслевым предмет и метод правового регулирования.

Тем не менее, каждая из подотраслей в рамках существующих крупных отраслей права имеет собственный более или менее обособленный предмет регулирования, а также зачастую и специфический метод правового регулирования (либо особенности общеотраслевого метода). Например, в отрасли финансового права мы встречаем подотрасль бюджетного права, которая имеет четко выраженный круг общественных отношений, регулируемых нормами подотрасли бюджетные отношения, а также отличающийся определенной спецификой метод регулирования. Специфика метода выражается в том, что субъектами бюджетных правоотношений являются органы государственной власти, органы местного самоуправления, специфическая категория юридических лиц бюджетные учреждения, а также иностранные государства, международные организации и, в незначительной степени, физические лица. Вступая в сферу бюджетных правоотношений, все вышеуказанные субъекты оказываются под воздействием метода бюджетного администрирования, основанного на функционировании основного финансового документа федерального бюджета на текущий год, и опирающегося на общую методику исполнения бюджетную классификацию.

Конечно, если предметную специфику подотрасли выявить довольно просто, то описать ключевую особенность метода правового регулирования и описать ее, используя традиционную терминологию правовой науки, достаточно сложно, тем более что правовая доктрина не требует от подотрасли права ярко выраженной обособленности по обоим из указанных признаков. Тем не менее, более или менее удачные попытки предпринимаются, и мы попытаемся выявить предмет и описать специфику метода лицензионного права Российской Федерации.

Предметом лицензионного права Российской Федерации являются общественные отношения, возникающие в процессе лицензирования между субъектами тех видов хозяйственной деятельности, в отношении которых государством предусмотрен разрешительный порядок их осуществления, а также органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, осуществляющими функции по обеспечению разрешительного механизма осуществления указанных видов деятельности.

Следует отметить, что в науке существует мнение о том, что лицензирование представляет собой сложную систему общественных отношений, не составляющих единую и определенную систему предмета правового регулирования в том значении, которое ему придается в юридической литературе. Из этого делается вывод, что выделение лицензионных правоотношений по традиционным критериям характера и содержания общественных отношений является мало результативным. Соглашаясь, в общем и целом с указанным суждением, отметим, что отсутствие общего содержания и различный характер общественных отношений еще не означает их неоднородности. Действительно, обращает на себя внимание тот факт, что лицензионные правоотношения возникают в самых разнообразных областях действительности. Среди них и медицина, и сельское хозяйство, и защита информации, и оборот оружия, и осуществление страховой деятельности, и т.д. Материальное содержание данных правоотношений нельзя назвать однородным по содержанию или по характеру. Однако очевидно, что как при лицензировании производства медицинской техники, так и при лицензировании биржевой деятельности производятся практически одинаковые процедуры по разрешению (лицензированию) государственным лицензирующим органом конкретному хозяйствующему субъекту заниматься определенной деятельностью. Более того, помимо процедурного сходства, вслед за разрешительной процедурой возникают также однородные отношения по контролю за соблюдением лицензионных требований и условий, а также отношения по применению к нарушителям однородных мер ответственности. И, наконец, однородность лицензионных правоотношений очень четко проявляется в целях применения лицензионного механизма. Лицензирование любого вида деятельности обусловлено не произвольным выбором, а объективной необходимостью обеспечения государственного контроля за качеством производимой продукции, оказываемых услуг, производимых работ, добросовестностью субъектов, осуществляющих ту или иную деятельность, а также в отдельных случаях необходимостью ограничения осуществления той или иной деятельности в связи с ее особым характером, угрожающим безопасности государства, здоровью граждан и т.п.

Таким образом, можно достаточно легко выявить предметную обособленность лицензионного права, не прибегая к традиционным критериям содержания и характера общественных отношений.

Со спецификой метода дело обстоит сложнее, однако, исходя из общетеоретического подхода к определению метода правового регулирования, согласно которому метод отвечает на вопрос, как право осуществляет свою регулятивную функцию, с помощью каких приемов и способов воздействия, мы можем сделать следующие выводы. Безусловно, основой формирования метода лицензионного права является императивный метод правового регулирования, т.е. метод административно-правовой. Однако, существуют некоторые характерные особенности императивного воздействия норм лицензионного права, обуславливающие специфику метода данной подотрасли. Так, лицензирование, являясь по своей природе одной из форм государственного регулирования экономики, представляет собой достаточно косную совокупность приемов, определяющих специфику воздействия данной формы регулирования на экономические отношения. Первоначально при осуществления лицензионных процедур применяется метод дозволения, а конкретнее разрешительный метод, оформляемый определенным образом в виде процедуры выдачи лицензии на основании проведенной проверки представляемых документов (среди них в обязательном порядке документы о квалификации соответствующих работников) и фактического положения дел (в случае необходимости). Далее осуществляется контроль за осуществляемой деятельностью с помощью таких приемов, как сбор информации от третьих лиц, проверки (камеральные и выездные) с последующим применением мер ответственности. Характерно, что меры ответственности, применяемые лицензирующим органом, также связаны с разрешительным характером лицензирования, т.к. заключаются только и исключительно в приостановлении действия либо аннулировании лицензии. Последующие меры ответственности (более суровые) лежат в плоскости не столько лицензионного права, сколько в сфере действия соответствующих процессуальных отраслей российской системы права.

Таким образом, мы можем констатировать, что лицензионное право по своей методологии носит режимный характер. Характеризуется стабильной комплексностью в части методики воздействия на общественные отношения с целью согласования их с государственными и общественными интересами. Под комплексностью воздействия в данном случае следует понимать неизменность последовательного применения определенных управленческих приемов в рамках разрешительной деятельности. О режимности лицензирования в контексте существующей в административном праве теории правовых режимов речь пойдет в одном из последующих параграфов.

Особенностью метода лицензионного права можно назвать также то обстоятельство, что всякое волеизъявление, всякое действие со стороны субъектов лицензионного правоотношения подлежит фиксации с помощью соответствующих письменных документов, будь то заявления, протоколы проверок, сама лицензия, постановления уполномоченных органов о приостановлении или возобновлении действия лицензии и т.д. Такая методика обеспечивает возможность осуществления различных видов контроля не только за хозяйствующими субъектами, т.е. предпринимателями в широком смысле этого слова, но и главным образом за лицензирующими органами, которые, обладая сильнейшими инструментами воздействия на хозяйствующих субъектов, осуществляющих лицензируемые виды деятельности, имеют огромные возможности для злоупотребления своими правами. Такая своеобразная «документализация» лицензирования как специфическая особенность метода правового регулирования лицензионного права служит основой защиты прав лицензиатов в процессе лицензионной деятельности органов государственной власти.

И так лицензионное право представляет собой совокупность норм административного права, объединенных в подотрасль по признакам цели правового регулирования, однородности возникающих правоотношений, а также наличия специфической методики воздействия на общественные отношения и сформированной подотрасли законодательства, регулирующая властные общественные отношения, возникающие в процессе реализации такой формы государственного регулирования экономики как лицензирование.

2. Лицензионные правоотношения: структура, особенности (признаки) и виды.

Исходя из традиционного определения всех отраслевых правоотношений, лицензионное правоотношение это общественное отношение, урегулированное нормами лицензионного права. Для того чтобы выявить особенности лицензионных правоотношений, следует остановиться на общетеоретическом понимании правоотношений в том виде, в котором оно присутствует в современной юридической науке. Под правоотношениями в теории понимается юридическая связь между субъектами, основным содержанием которой являются субъективные права и юридические обязанности и которая возникает на основе норм права в случае наступления предусмотренных нормой фактов. Приведенное определение довольно сложно для понимания, но в полной мере отражает совокупность признаков общественного отношения, делающую последнее правоотношением.

Среди них:

1. Общественное отношение должно быть предусмотрено нормой права. Правоотношение возникает, изменяется и прекращается только на основе правовых норм, которые непосредственно порождают правоотношения и сами реализуются через них.
2. Содержание правоотношения составляют субъективные права и обязанности его субъектов. При этом указанные права и обязанности в правоотношении всегда носят встречный характер, т.е. формируют двустороннюю связь между субъектами.
3. Правоотношение это юридическая связь между субъектами, носящая конкретизированный, индивидуализированный характер, отличающая определенностью встречного поведения субъектов.
4. Правоотношение носит волевой характер, так как в нем, во-первых, отражается государственная воля (посредством принятия нормы, регулирующей данный вид общественных отношений, а также посредством применения мер ответственности, санкций), а во-вторых, проявляется воля его участников, без волеизъявления которых существование правоотношения невозможно.
5. Кроме того, в определении указано на то, что причиной возникновения правоотношения неизменно является юридический факт, т.е. определенные обстоятельства (условие, ситуация), с которыми норма права связывает возникновение, прекращение или изменение правоотношения.

Как известно, в науке теории государства и права существует дискуссия на тему о природе правоотношения. Часть специалистов склонны полагать, что правоотношение это лишь общественное отношение, которое урегулировано нормой права. При этом регулируемое отношение в принципе не утрачивает своего фактического содержания (экономического, политического, семейного и т.д.), а лишь видоизменяется, обретая дополнительное свойство. Другие специалисты полагают, что правоотношение особого рода общественное отношение правовая форма общественного отношения. В рамках этой дискуссии весьма показательным будет пример лицензионных правоотношений.

Безусловно, лицензионные правоотношения обладают всеми перечисленными выше признаками правоотношений. Лицензионное правоотношение возникает в рамках обширного и детально разработанного правового пространства, т.е. в любой своей ипостаси тщательно урегулировано нормами лицензионного права. И это понятно, т.к. лицензирование суть ограничение свободы предпринимательства, а, следовательно, должно быть жесточайшим образом узаконено и упорядочено, чтобы предотвратить злоупотребления лицензирующих органов своими обширными правами. Содержание лицензионного правоотношения составляет ограниченный круг корреспондирующих друг другу прав и обязанностей лицензиатов и лицензиаров. Права и обязанности субъектов лицензионного правоотношения конкретны и индивидуализированы посредством применения различных средств фиксации правовых фактов, порождающих, видоизменяющих и прекращающих правоотношение. Само существование правоотношений лицензионного характера является прямым следствием государственной воли, проявившейся в создании массива норм права, специально предназначенных для функционирования лицензионного режима в экономической сфере. В то же время воля субъектов лицензионного правоотношения также четко проявляется посредством совершения определенных юридически значимых поступков. Возникновение, изменение и прекращение лицензионного правоотношения, так же как и любого другого, происходит в связи с определенным юридическим фактом, в роли которого может выступать подача заявления и других документов для получения лицензии, влекущая за собой возникновение лицензионного правоотношения, либо выявление в ходе проверки нарушения лицензиатом лицензионных требований и условий, влекущее изменение лицензионного правоотношения в форме приостановления действия лицензии с последующей возможностью устранить выявленные нарушения и возобновить действие лицензии.

Структура лицензионных правоотношений

Структура лицензионного правоотношения также традиционна. Лицензионное правоотношение имеет субъектов, объект, а также содержание (вышеупомянутую совокупность корреспондирующих прав и обязанностей субъектов правоотношения). Надо сказать, что субъекты лицензионного правоотношения весьма специфичны. Поскольку в сферу воздействия лицензионного права попадает довольно небольшой спектр общественных отношений, то их субъектный состав можно выявить практически «поименно». Одним из субъектов лицензионного правоотношения чаще всего является орган государственной власти, на который в соответствии с нормами лицензионного законодательства возложены функции по лицензированию того или иного вида хозяйственной деятельности, чаще всего профильного. Так, например, лицензированием медицинской деятельности занимается Министерство здравоохранения Российской Федерации, а лицензированием железнодорожных перевозок пассажиров и грузов Министерство путей сообщения Российской Федерации. Лицензирующий субъект лицензионного правоотношения называется лицензиар. Законодательство именует такого субъекта уже лицензирующий орган. Помимо этого на стороне властного субъекта лицензионного правоотношения могут выступать правоохранительные органы в правоотношениях, возникающих в связи с грубым нарушением норм лицензионного законодательства. Кроме собственно лицензирующих органов в качестве лицензиаров могут выступать соответствующие общественные организации, как в случае с лицензированием деятельности участников рынка ценных бумаг (саморегулируемые организации участников рынка ценных бумаг), либо другие некоммерческие организации, как в случае с выдачей лицензии на использование авторских прав (организации, управляющие имущественными правами авторов на коллективной основе).

Вторым субъектом лицензионного правоотношения является либо юридическое лицо, либо индивидуальный предприниматель, зарегистрированные в установленном порядке. Субъектом лицензионного правоотношения не может быть физическое лицо, международная организация или иной субъект, несоответствующий требованиям соответствующего нормативного правового акта о лицензировании конкретного вида деятельности. Из анализа массива лицензионного законодательства видно, что иных субъектов, кроме вышеуказанных, российское лицензионное право не признает. Об этом же свидетельствует норма п. 1 статьи 1 Закона о лицензировании. Исключение составляют правоотношения, возникающие на основе нормативных правовых актов, действующих помимо Закона о лицензировании (например, нотариус не является индивидуальным предпринимателем, а оружие имеют право приобретать любые физические лица и т.д.). Иногда для того чтобы стать субъектом определенных лицензионных правоотношений, юридическое лицо (индивидуальный предприниматель) должно обладать специальной правоспособностью, например, иметь какую-либо другую лицензию или квалификационный аттестат и т.п. Хозяйствующий субъект именуется в лицензионном праве лицензиатом.

Объектом лицензионного правоотношения является право на занятие конкретным видом деятельности либо на совершение определенных действий. Следует обратить внимание, что лицензии на совершение конкретных действий в настоящее время с принятием нового Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» находятся вне поля действия общих норм о лицензировании и их выдача регулируется нормами нормативных правовых актов, посвященных конкретным областям экономики, лицензирование в сфере которых отличается своеобразием, не подпадающим действующие правила лицензирования. Именно право на совершение конкретного действия либо на занятие определенным видом деятельности является объектом возникающих между властным и управляемым субъектами отношений.

Содержание лицензионного правоотношения составляют субъективные права и обязанности субъектов правоотношения. Под субъективными правами традиционно понимаются предусмотренные нормами права возможности определенного поведения, а под субъективными юридическими обязанностями мера должного поведения участника правоотношения. Характерной особенностью лицензионных правоотношений в их численном многообразии является преобладание лицензионных правоотношений, в которых властным правам лицензионных органов корреспондируют обязанности хозяйствующих субъектов, имеющих лицензии либо изъявивших желание получить лицензию. Удельный вес субъективных прав лицензирующих органов значительно превышает удельный вес субъективных прав хозяйствующих субъектов.

Таким образом, мы видим, что общественные отношения, возникающие в процессе лицензирования, обладают признаками и структурой правоотношения, однако, этого недостаточно, чтобы выявить своеобразие этих правоотношений, а заодно выяснить являются ли они особого рода общественными отношениями либо лишь общественными отношениями, естественно сложившимися и объективно существующими, которые право лишь урегулировало.

Признаки лицензионных правоотношений

Среди специфических признаков (особенностей) лицензионных правоотношений выделяются следующие:

1. Лицензионное правоотношение является власте-отношением, т.е. его субъекты изначально неравноправны. Лицензионный орган занимает позицию не только контролирующей, т.е. вышестоящей инстанции, но и имеет право вмешательства в деятельность хозяйствующего субъекта в целях приведения его деятельности в соответствии с нормативно установленными лицензионными требованиями и условиями.

Указанный признак является общим для правоотношений, являющихся предметом регулирования всей отрасли административного права, а также специфической чертой финансовых правоотношений. Однако в лицензионном правоотношении данный признак выделяется особенно ярко. Это связано с тем, что вся система лицензионных правоотношений, существующая в рамках правового режима лицензирования, направлена на обеспечения реализации функции государства по управлению экономической сферой жизнедеятельности общества.

При этом неизменно одним из субъектов лицензионного правоотношения является уполномоченный орган государственной власти либо уполномоченная им организация. Лицензионных отношений между хозяйствующими субъектами не существует. Более того, при рассмотрении споров между хозяйствующими субъектами, связанных с разбирательством претензий одного юридического (физического) лица к другому, в ходе которого стороны ссылаются на отсутствие лицензий, суд не принимает указанное обстоятельство в качестве доказательства в связи с тем, что лицензионные отношения лежат вне плоскости гражданского законодательства. Исключение составляют споры связанные с порочной дееспособностью юридического лица или индивидуального предпринимателя, но это уже особое производство в арбитражном процессе, инициирующей стороной которого, кстати, также является лицензирующий орган.

Лицензирующий орган обладает всей полнотой прав в отношении хозяйственной деятельности лицензиата, означенной в лицензии. Лицензиар вправе не только непосредственно проводить проверки соблюдения лицензионных требований и условий, но и своим волевым решением приостановить или полностью прекратить осуществление лицензионного вида деятельности, т.е. имеет право непосредственного вмешательства в оперативную деятельность хозяйствующего субъекта.

2. Лицензионные правоотношения являются одной из существенных предпосылок и необходимым условием осуществления тех видов хозяйственной деятельности, которые подлежат лицензированию в соответствии с действующим законодательством. Перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию является исчерпывающим и исключает применение лицензионной процедуры в отношении других видов деятельности. Перечень лицензируемых видов деятельности содержится в статьях 1 и 17 Закона о лицензировании.

Хозяйствующий субъект, желающий заниматься тем или иным лицензируемым видом деятельности обязан вступить в лицензионные правоотношения для приобретения специальной правоспособности.

3. Лицензионные правоотношения отличаются процессуальным характером. Лицензирование это разрешительная процедура, которая имеет свои обязательные и факультативные стадии. Как и всякая правовая процедура (включая гражданский и уголовный процессы) лицензирование четко регламентировано нормами лицензионного законодательства, поскольку только детальная регламентация обеспечивает законность в ходе осуществления управленческой деятельности.

Лицензирующие органы связаны нормами лицензионного права в своих действиях. Этим же объясняется и наличие большого количества правоприменительных документов, принимаемых лицензирующими органами в ходе лицензирования, в целом обширный лицензионный документооборот.

Стадии «лицензионного процесса» обусловливают наличие различных видов лицензионных правоотношений, выделяемых по их содержанию (об этом речь пойдет чуть ниже). К обязательным стадиям относятся стадия подачи заявления, предварительного анализа документов, стадия выдачи лицензии, контрольные стадии. Остальные стадии можно считать факультативными, как то: стадию приостановления действия лицензии, стадию, возобновления действия лицензии, стадию обжалования действий и (или) решений лицензионных органов.

В теории в возникновении, изменении и прекращении лицензионных общественных отношений выделяются следующие стадии:

1) превентивная стадия заключается в государственной регистрации соискателя лицензии и его последующих действиях до получения статуса лицензиата, а именно: обращение соискателя в лицензирующий орган, рассмотрение его заявления о выдаче лицензии. При отказе лицензирующего органа в выдаче лицензии лицензионные отношения либо приостанавливаются (в случае обжалования соискателем лицензии указанных действий лицензирующего органа), либо прекращаются (при негативном исходе обжалования). При получении лицензии соискатель лицензии наделяется правами и обязанностями лицензиата, т.е. получает дополнительные правомочия;
2) стадия лицензирования совокупность последующих действий лицензиата, в частности, реализация прав и обязанностей, предоставленных лицензией, переоформление документов, подтверждающих наличие лицензии. На этой стадии осуществляются действия, инициируемые лицензирующими органами- приостановление действия лицензий, их аннулирование, а также надзор за соблюдением статуса лицензиата.
3) пост лицензионная стадия включает все последующие действия после аннулирования лицензии и прекращения статуса лицензиата, включая обжалование и привлечение к ответственности.

Итак, прежде чем перейти к видам лицензионных правоотношений, остановимся все же на дискуссионном вопросе о природе правоотношения в целом и лицензионного правоотношения в частности. Из изложенной выше информации становится ясным, что лицензирование как явление существует не благодаря, скорее, а вопреки существующей естественно сложившейся системе хозяйственного оборота. Действительно, общественные отношения, возникающие в ходе лицензионной процедуры, очевидно, не существовали, если об их наличии не говорили нам в императивной форме нормы права. Из этого можно смело делать вывод о том, что среди массы правоотношений, существующих в правовом пространстве нашего государства, есть разновидность правоотношений лицензионные которые существуют не в силу объективных экономических, политических или других причин, а в силу прямого предписания норм права. Аналогичными по своей природе можно признать все правоотношения, возникающие в процессе применения мер государственного воздействия на культурную, социальную, экономическую сферы жизнедеятельности общества, поскольку осуществление мер государственного воздействия нельзя отнести к объективным явлениям действительности, а иных форм, кроме правовых, не существует (а даже если и существуют, то за рамками правового поля).

Виды лицензионных правоотношений. Подразделение лицензионных правоотношений на виды возможно по различным основаниям:

1. По цели воздействия нормы права на общественные отношения лицензионные правоотношения подразделяются на регулятивные и охранительные. Содержание регулятивных правоотношений составляют права субъектов правоотношения, имеющие позитивный характер, их реализация и выполнение встречной обязанности предполагает установление определенных взаимоотношений между субъектами правоотношения, но не предполагает применение санкций. Так, обязанности лицензиатов по соблюдению лицензионных условий существуют в рамках регулятивных правоотношений. В то же время право лицензирующего органа на проведение проверки хозяйственной деятельности лицензиата носит ярко выраженный охранительный характер, поскольку призвано предотвратить нарушение регулятивных норм лицензионного законодательства и предполагает возможность применения соответствующих санкций. К разряду охранительных правоотношений относятся также правоотношения, возникающие на основе запретов или правовых ограничений, предусмотренных нормами лицензионного права.

2. По характеру юридического факт? обуславливающего возникновение лицензионного правоотношения последние подразделяются на общие и конкретные. Можно констатировать, что общих правоотношений абсолютное меньшинство. К общим правоотношениям в сфере лицензионного права можно отнести общественное отношение, возникающее между государством в лице его органов и хозяйствующим субъектов по поводу осуществления лицензируемого вида деятельности. Основанием возникновения такого правоотношения является непосредственно Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности», т.е. собственно норма права. Общие правоотношения, как правило, возникают у большого количества субъектов нормы права одновременно.

Конкретные правоотношения возникают в связи с конкретными поступками, актами, а также событиями.

3. По степени определенности субъектов все лицензионные правоотношения подразделяются на абсолютные и относительные. Абсолютные правоотношения характеризуются определенностью только одного из субъектов правоотношения носителя субъективного права. К таким правоотношениям можно отнести лицензионное правоотношение, возникающее в связи с реализацией носителем лицензии права на осуществление лицензируемого вида деятельности. Все прочие субъекты хозяйственного оборота, а равно органы государственной власти и местного самоуправления обязаны уважать это право.

Относительные правоотношения характеризуются персональной определенностью обеих сторон, являющихся носителями прав и обязанностей по отношению друг к другу. Так, на основании поданного хозяйствующим субъектом заявления с приложением нормативно предусмотренного комплекта документов лицензирующий орган обязан либо выдать субъекту данного правоотношения лицензию, либо мотивированно отказать в ее выдаче в связи с несоответствием лицензионным требованиям и условиям или по другой причине.

3. Принципы лицензионного права

Принципами подотрасли лицензионного права предлагается считать те общие, основополагающие положения, на основе которых происходит становление, а также применение норм лицензионного права. На современном этапе мы имеем четко сформулированный перечень принципов лицензионного права, который закреплен в статье 3 Закона о лицензировании. Отметим, что Закон о лицензировании несколько скорректировал состав принципов отрасли по сравнению с Федеральным законом № 158 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Перечень расширен, и мы констатируем, что отрасль лицензионного права базируется на следующих шести принципах:

1) обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации;
2) установление единого перечня лицензируемых видов деятельности;
3) установление единого порядка лицензирования на территории Российской Федерации;
4) установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности;
5) гласность и открытость лицензирования;
6) соблюдение законности при осуществлении лицензирования.

1. Регламентация лицензирования должна содействовать установлению правовых основ единого рынка, обеспечению единства экономического пространства на территории России. Данный принцип находится в непосредственной связи с ч. 1 ст. 8 и ч. 2 ст. 74 Конституции России. Согласно конституционным предписаниям единый рынок означает свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств на всей территории России. Осуществление лицензируемой деятельности невозможно без единства рынка, которое означает исключение любых препятствий деятельности лицензиата на территории России в соответствии с лицензией, выданной федеральными органами исполнительной власти или органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации (см. ст. 7 Закона о лицензировании. Единственное условие, обуславливающее применение лицензии, выданной на уровне субъекта Российской Федерации письменное уведомление лицензиатом лицензирующих органов субъектов Российской Федерации о намерении осуществлять лицензируемую деятельность на территориях этих субъектов Российской Федерации. Уведомление должно содержать определенные сведения о лицензиате, виде деятельности, выданной лицензии, месте и сроке начала осуществления лицензируемого вида деятельности.

Кроме того, единство экономического пространства обеспечивается созданием единой системы лицензирующих органов. Основы данной системы заложены в статье 5 Закона о лицензировании. Правительством Российской Федерации принято Постановление № 135 «О лицензировании отдельных видов деятельности», которым установлен перечень властных субъектов лицензионного права, а также распределены полномочия между ними.

2. Введение единого перечня лицензируемых видов деятельности, утвержденного федеральным законом, предусмотрено ст. 49 Гражданского кодекса Российской Федерации, однако, долгое время до и после введения в действие части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации регламентация лицензирования осуществлялась на произвольной основе. Не был определен перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, лицензионное регулирование осуществлялось применительно к отдельным видам лицензирования, порядок лицензирования в этом случае определялся положением, утверждаемым постановлением Правительства. Отсутствие унификации в сфере лицензирования негативно сказывалось на его эффективности: регламентация лицензионных отношений осуществлялась нормативными актами различной юридической силы, среди них законами Российской Федерации, федеральными законами, указами Президента России. Порядок лицензирования, определяемый законами, как правило, отличался от лицензирования, осуществляемого на основе подзаконных актов. Режим наибольшего благоприятствования для отдельных групп товаропроизводителей создавал различные правовые условия перемещения товаров и финансовых средств, оказания услуг на территории России.

Отсутствие единых подходов в лицензировании противоречило конституционным нормам, в частности, это препятствовало свободе экономической деятельности (ч. 1 ст. 8 Конституции России).

С принятием Федерального закона были созданы объективные предпосылки для установления единого перечня лицензируемых видов деятельности, но продолжала существовать некоторая неопределенность в отношении полноты перечня. В соответствии с ранее действовавшим законом о лицензировании лицензирование осуществлялось как по видам деятельности, непосредственно закрепленным в законе, так и по тем видам деятельности, которые были определены законами, вступившими в силу до введения в действие Федерального Закон о лицензировании (№ 128 ФЗ) сделал решающий шаг к выработке единого перечня лицензируемых видов деятельности. В частности, законом не только установлен перечень видов деятельности, лицензирование которых осуществляется в соответствии с данным нормативным правовым актом, но и исчерпывающий перечень видов деятельности (или сфер деятельности), лицензирование которых осуществляется на основе особых актов. Таким образом, устранена возможность применения лицензионного механизма в рамках подзаконного регулирования и решен вопрос об объектах лицензирования в Российской Федерации.

3. Принцип установления единого порядка лицензирования также был закреплен в Федеральном законе. Однако в ранее действовавшем акте были лишь созданы предпосылки для формирования единого порядка лицензирования. Следует признать, что добиться окончательного единства в процедуре лицензирования до сих пор не удалось. Как уже упоминалось выше, современный закон о лицензировании, также как и предыдущий, устанавливает два перечня лицензируемых видов деятельности. Виды деятельности, перечисленные в п. 1 ст. 17 Закона о лицензировании, лицензируются на основе общего порядка, разработанного законом и уточненного положением о лицензировании конкретного вида деятельности. Все нормативные правовые акты о лицензировании этих видов деятельности, принятые до введения в действие нового Федерального закона, в соответствии с п. 1 ст. 18 Закона подлежат применению лишь в части, не противоречащей Закону о лицензировании, а также должны быть приведены в соответствие с ним.



В то же время виды деятельности, перечисленные в ч. 2 ст. 1 Закона о лицензировании, лицензируются каждый в особом порядке, определенном соответствующей группой нормативных правовых актов, посвященных тому или иному виду деятельности.

Таким образом, на сегодняшний момент имеет место фактическая множественность порядков лицензирования при провозглашенном принципе их единства. Возможно, специфика тех видов деятельности, которые в настоящее время лицензируются на основе специальных нормативных правовых актов, или хотя бы некоторых из них (таких, как использование результатов интеллектуальной деятельности или внешнеэкономическая деятельность) не позволит и в будущем привести процедуру лицензирования в состояние единообразия.

4. Четвертый принцип лицензионного права является нововведением Закона о лицензировании. Законодательная формулировка данного принципа предполагает, что одной из основ лицензионного права является установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании отдельных видов деятельности. Введение данного принципа должно означать, с одной стороны, ограничение властных возможностей лицензионных органов по самостоятельному введению дополнительных требований и условий, предъявляемых к соискателям лицензий и лицензиатам, а с другой, отнесение на подзаконный уровень правового регулирования функции выработки лицензионных требований и условий.

Появление данного принципа в составе основополагающих принципов лицензионного права можно признать положительным фактором, с точки зрения реализации тенденции к максимальному обеспечению соблюдения прав и свобод хозяйствующих субъектов лицензионных правоотношений. Лицензионные требования и условия, по большому счету, и есть те ограничения свободы предпринимательства, которые создают опасность злоупотребления со стороны уполномоченных органов и их должностных лиц. Отсутствие такого принципа зачастую приводило к нарушению конституционной нормы, закрепленной в ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации, гласящей о возможности ограничения прав и свобод граждан только на основе федерального закона. Лицензирующие органы самостоятельно вводили дополнительные требования, устанавливали произвольные перечни документов, требуемых для выдачи лицензии, и т.п. Теперь такая ситуация исключена в силу того, что перечень лицензионных требований и условий может быть определен исключительно в положении о лицензировании конкретного вида деятельности.

В то же время в соответствии с ч. 1 ст. 5 Закона о лицензировании, утверждение положений о лицензировании отдельных видов деятельности отнесено к исключительной компетенции Правительства Российской Федерации. Таким образом, Правительство Российской Федерации на основе проектов, представленных отраслевыми министерствами и ведомствами, утверждает соответствующие нормативные правовые акты. Такое положение вещей обеспечивает соответствие принимаемых положений, с одной стороны, возможностям и пожеланиям лицензирующих органов, разрабатывающих соответствующие проекты, а с другой стороны, требованиям Закона о лицензировании. Кроме того, делегирование лицензионных полномочий органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации также осуществляется Правительством Российской Федерации. Положения о лицензировании в отношении видов деятельности, лицензирование которых отнесено к компетенции субъектов Российской Федерации, разрабатываются последними на основе типовых положений, утверждаемых Правительством Российской Федерации по представлению профильных министерств и ведомств.

5. Гласность и открытость лицензирования создает необходимые условия противодействия противоправным акциям должностных лиц государственных органов, субъектов частного права: любые юридические и физические лица вправе получить из реестров лицензий информацию о конкретных лицензиатах. Принцип открытости лицензирования распространяется не только на лицензиатов или соискателей лицензий, соответствующую информацию из реестров вправе получить, например, некоммерческие организации, индивидуальные предприниматели, другие юридические и физические лица, заинтересованные в использовании информации в научных, коммерческих и иных целях. Об этом нам говорит статья 14 Закона о лицензировании.

Методом обеспечения гласности лицензирования является обязательное опубликование любых действующих в этой сфере нормативных актов, к которым относятся все подзаконные акты, регламентирующие процедуру лицензирования, включая и ведомственные акты лицензирующих органов. В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции России обязательному официальному опубликованию подлежат не только федеральные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина. Осуществление лицензируемых видов деятельности представляет один из методов реализации конституционного права на занятие предпринимательской деятельностью, так как осуществление большого количества разновидностей коммерческой деятельности возможно только после получения лицензии, причем лицензиат обязан соблюдать требования и условия лицензирования. Таким образом, очевидно, что все нормативные акты государственных органов, принимаемые на федеральном и региональном уровнях, а также акты муниципальных органов о лицензировании относятся к указанной категории и подлежат обязательному опубликованию.

Соответствующие государственные органы обязаны обеспечить пользователю необходимый режим получения информации о лицензировании: согласно ч. 2 ст. 24 Конституции России органы государственной власти, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Открытость лицензирования представляет собой один из методов обеспечения гласности, что соответствует и конституционным правам граждан. Согласно ч. 4 ст. 29 Конституции России каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Таким образом, информация, полученная на платной основе юридическими и физическими лицами из официальных источников опубликования нормативных актов, а также из реестров лицензирующих органов может быть использована любым законным способом.

Свободный доступ к информации о лицензиатах обеспечивается только указанным выше способом, получение данных из иных источников, например из документов, передаваемых соискателями лицензий в лицензирующий орган, ограничено. Соответствующая информация о лицензиатах позволяет ее идентифицировать с конкретным физическим лицом, она относится к категории персональных данных, что предопределяет особый правовой режим ее защиты.

Информация о лицензировании, сбор, хранение и использование которой осуществляется лицензирующим органом, характеризует статус юридического или физического лица в сфере предпринимательской деятельности эти данные относятся к категории информации о частной жизни- сбор, хранение, использование и распространение такой информации без согласия соответствующего лица не допускается.

Информацию лицензирующих органов, аккумулируемую на бумажных или электронных носителях, не следует отождествлять с данными реестров лицензирующих органов, доступ к которым открыт: в реестрах указываются ограниченные сведения о лицензиатах, их распространение не может причинить имущественный ущерб или моральный вред лицензиату.

Сбор, хранение, использование и распространение сведений, получаемых лицензирующим органом от соискателя лицензии, должны быть санкционированы последним: соответствующее соглашение юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, представляющие документы в лицензирующий орган, обязательно подтверждают в письменной форме. Распространение сведений допускается только в публично-правовых, общегосударственных интересах: например, данные о лицензиате могут быть предоставлены правоохранительным органам на основании судебного решения.

6. Законность при осуществлении лицензирования обеспечивается, прежде всего, нормами самого Закона о лицензировании. Под законностью в теории права подразумевают неукоснительное соблюдение законов и подзаконных актов всеми субъектами правоотношений. Принцип политической, управленческой, экономической или иной целесообразности в принятии управленческого решения несовместим с законностью, поскольку означает игнорирование правовых, легитимных условий деятельности органов государственной власти.

Среди аспектов законности, выделяемых при осуществлении лицензирования, следующие:



1. Приоритет законов над подзаконными актами, что означает доминирующее значение федеральных законов при регламентации лицензирования. В частности, введение лицензирования каких-либо видов деятельности возможно исключительно путем внесения изменений в закрепленный законом перечень лицензируемых видов деятельности (ч. 3 ст. 17 Закона о лицензировании). Также недопустимо внесение корректив в федеральные законы о лицензировании подзаконными актами.
2. Гарантии реализации конституционных прав граждан в процессе осуществления лицензируемой деятельности. Граждане вправе обжаловать действия должностных лиц лицензирующих органов, требовать проведения независимой экспертизы при отказе в выдаче лицензии, настаивать на предоставлении необходимой информации из реестров лицензирующих органов;
3. Паритет защиты общегосударственных интересов и частных прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. В частности, п. 3 ст. 13 Закона ограничена компетенция лицензирующих органов при аннулировании лицензий (исключительно в случае неуплаты лицензионного сбора за предоставление лицензии в течение 3 месяцев). Кроме того, Законом о лицензировании значительно сокращен перечень лицензируемых видов деятельности, исключена возможность их введения подзаконными актами. Введение лицензирования допускается в интересах защиты публично-правовых интересов государства и частных прав юридических и физических лиц, перечень лицензируемых видов деятельности соответствует указанному предназначению лицензирования. Права и интересы государства и частных лиц при осуществлении лицензирования обеспечиваются мерами принуждения: гражданско-правовыми, административными и уголовными санкциями.
4. Субъекты лицензионного права: понятие и виды. Понятие субъекта права является ключевым для правовой науки, поскольку субъект права это потенциальный субъект правоотношения, который обладает пока еще не реализованными правами и обязанностями. Понятие «субъект лицензионного права» и «субъект лицензионного правоотношения» не идентичны. Субъект лицензионного правоотношения это тот, кто участвует в конкретном лицензионном правоотношении и, таким образом реализует принадлежащие ему субъективные права и выполняет обязанности. Субъект лицензионного права обладает качеством правосубъектности в области лицензионного права, но не является участником конкретного правоотношения. Качество правосубъектности подразумевает возможность субъекта обладать и фактически реализовывать субъективные права и юридические обязанности, а также нести ответственность.

В лицензионном праве существует две основные группы субъектов. Первую группу составляют субъекты подвластные, т.е. те субъекты права, которые могут быть обобщены фразой хозяйствующие субъекты. Вторую группу субъектов составляют властные субъекты, которые в соответствии с действующим лицензионным законодательством потенциально обладают властными полномочиями в области лицензирования. Субъектов данной группы являются исполнительными органами различных уровней. Среди них выделяется подгруппа лицензионных органов.

Кроме того, в отдельную группу субъектов лицензионного права выделяются территориально-государственные образования, в отношении которых законодательством предусмотрено участие в формировании и реализации лицензионного законодательства.

Итак, остановимся на первой группе субъектов лицензионного права. Субъекты, выступающие в качестве подвластных в лицензионном праве, потенциально заинтересованы в осуществлении лицензируемого вида деятельности и в связи с этим потенциально обязаны получить лицензию на ее осуществление. Как правило, такими субъектами выступают физические лица индивидуальные предприниматели и юридические лица.

Закон о лицензировании в ч. 1 ст. 1 напрямую закрепляет именно такой состав подвластных субъектов лицензионного права.

Юридические лица создаются в форме коммерческих или некоммерческих организаций. Унитарные предприятия, находящиеся в федеральной собственности или собственности субъектов Российской Федерации, представляют собой единственный вид государственных коммерческих организаций.

Право юридического лица на осуществление лицензируемой деятельности сопряжено с получением лицензии. С момента ее получения юридическое лицо наделяется искомыми правами и обязанностями лицензиата, важнейшее среди которых соблюдение требований и условий лицензии. Таким образом, правоспособность юридического лица в полном объеме возникает после наделения его правомочиями лицензиата, изменение правоспособности чаще всего сопряжено с приостановлением лицензирующим органом действия лицензии и дополнительными обязанностями лицензиата по устранению обстоятельств, повлекших за собой приостановление действия лицензии. В соответствии с п. 3 ст. 49 Гражданского кодекса Российской Федерации право юридического лица на осуществление деятельности, на занятие которой необходимо получение лицензии, прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено федеральным законом, указом Президента России или постановлением Правительства Российской Федерации.

Существуют следующие предпосылки прекращения правомочий лицензиата юридического лица:

К объективным предпосылкам прекращения статуса лицензиата относятся ликвидация юридического лица по решению его учредителей или органа юридического лица и по другим обстоятельствам, указанным в п. 2 ст. 61 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Субъективными предпосылками прекращения правомочий лицензиата служат обстоятельства, связанные с противоправным действием (бездействием) лиц, выполняющих от имени юридического лица организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности: например, при признании судом недействительным свидетельства о регистрации юридического лица.

Таким образом, кроме обстоятельств, указанных в п. 3 ст. 49 Гражданского кодекса Российской Федерации (истечение срока действия лицензии), можно указать следующие причины прекращения правоспособности юридического лица лицензиата:

а) ликвидация юридического лица или прекращение его деятельности в результате реорганизации (юридическое лицо считается прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц п. 8 ст. 63 Гражданского кодекса Российской Федерации);
б) аннулирование лицензии.

Индивидуальные предприниматели самая распространенная разновидность субъектов лицензионных отношений. Все виды лицензируемой деятельности, за исключением некоторых видов деятельности из закрепленных ч. 2 ст. 1 Закона о лицензировании, осуществляемой физическими лицами, относятся к предпринимательской деятельности. Индивидуальные предприниматели действуют без образования юридического лица, их гражданская правоспособность совпадает с правоспособностью юридически лиц коммерческих организаций- таким образом, основная цель деятельности индивидуальных предпринимателей, наделенных правомочиями лицензиата, заключена в извлечении прибыли.

В отношении участия индивидуальных предпринимателей в лицензионных правоотношениях в правоприменительной практике возникает следующая проблема: во многих положениях о лицензировании конкретных видов деятельности субъектом, имеющим право на получение лицензии, называются только организации. В отношении фармацевтической деятельности Положением о ее лицензировании была предусмотрена возможность ее осуществления исключительно юридическими лицами. Решением Верховного Суда Российской Федерации № ГКПИ 200-311-й пункты 1,2, 5 и 16 Положения о лицензировании фармацевтической деятельности в части, ограничивающей возможность осуществления фармацевтической деятельности лицами, занимающимися предпринимательской деятельностью без образования юридического лица (индивидуальными предпринимателями), признаны недействующими. Однако существуют и другие положения, а, следовательно, проблема может возникнуть вновь. Так, Положение о лицензировании деятельности, связанной с трудоустройством граждан Российской Федерации за пределами Российской Федерации, определяет, что такую деятельность вправе осуществлять только российские юридические лица.

Правовая коллизия налицо. И здесь следует исходить из того, что ограничение права граждан на осуществление предпринимательской деятельности (см. ст. 55 Конституции России) возможно исключительно на основании федерального закона. Закон о лицензировании свое ограничение предусмотрел, указав в ч. 1 ст. 1 и в ст. 2 (при определении понятий «лицензиат» и «соискатель лицензии») на то, что субъектами лицензионных прав могут быть юридические лица и индивидуальные предприниматели. Отсюда следует, что на уровне подзаконного акта ограничение прав индивидуальных предпринимателей на осуществление конкретного вида деятельности недопустимо. Тем более, что Законом о лицензировании четко предусмотрены полномочия федеральных исполнительных органов, и Правительства Российской Федерации в частности, в части лицензионного нормотворчества. Правительство Российской Федерации утверждает положения о лицензировании отдельных видов деятельности, в которых устанавливает лицензионные требования и условия (ст. 3), но никак не ограничения на осуществление лицензируемого вида деятельности по признаку правового статуса.

В связи с наличием в лицензионном праве правоотношений, регулирование которых осуществляется за рамками общего лицензионного законодательства, в группе подвластных субъектов лицензионного права помимо


Внимание, только СЕГОДНЯ!

» » » Лицензионное право как подотрасль административного права Российской Федерации