Уголовная ответственность

Уголовная ответственность

Для удобства изучения материала, статью разбиваем на темы:

1. Понятие уголовной ответственности
2. Привлечение к уголовной ответственности
3. Освобождение от уголовной ответственности
4. Уголовная ответственность несовершеннолетних
5. Основание уголовной ответственности
6. Виды уголовной ответственности
7. Возраст уголовной ответственности
8. Срок уголовной ответственности
9. Преступление и уголовная ответственность
10. Лица подлежащие уголовной ответственности
11. Уголовная налоговая ответственность
12. Реализация уголовной ответственности
13. Проблемы уголовной ответственности
14. Формы уголовной ответственности
15. Меры уголовной ответственности
16. Признаки уголовной ответственности
17. Принципы уголовной ответственности
18. Пределы уголовной ответственности
19. Уголовная ответственность юридических лиц
20. Международная уголовная ответственность
21. Уголовная ответственность за алименты
22. Уголовная ответственность за наркотики

Понятие уголовной ответственности

Уголовная ответственность — это основное понятие уголовного права.

Уголовная ответственность является главной формой применения уголовного закона.В русском языке термин "ответственность" понимается как "обязанность, необходимость давать отчет в своих действиях, поступках и т. п. и отвечать за их возможные последствия, за результат чего-либо".

Таким образом, этимологически ответственность означает обязанность лица держать ответ за свое поведение, за последствия своих действий.

По своему характеру ответственность может быть различных видов: моральная, общественная, дисциплинарная, юридическая.

Право определяет основания, условия и формы юридической ответственности. Юридическая ответственность существует в различных видах: гражданско-правовая, административная, уголовная.

Уголовная ответственность является наиболее строгим видом ответственности, предусмотренным законом, и наступает за совершение преступления. "Уголовная ответственность есть правовая ответственность, определяемая в своей основе нормами материального уголовного права", — писал член-корреспондент Академии наук СССР профессор А.А. Пионтковский.

Профессор Н.А. Стручков указывал, что "уголовная ответственность — это вид государственно-юридической ответственности, ответственность за совершенное преступление перед Советским государством".

Термин "уголовная ответственность" широко используется Уголовным кодексом Российской Федерации (ст. 1, 2, 4, 8), а гл. 11 вся посвящена вопросу освобождения от уголовной ответственности. Уголовная ответственность упомянута и в ст. 2 УПК РСФСР. Об ответственности говорит ст. 54 Конституции РФ.

В юридической терминологии используются следующие понятия: привлечение к уголовной ответственности- освобождение от уголовной ответственности- законы, предусматривающие уголовную ответственность, основание и принципы уголовной ответственности- лица, подлежащие уголовной ответственности- лица, несущие уголовную ответственность.

Анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод, что уголовная ответственность является правовой реакцией на совершение преступления. Уголовная ответственность может возникать только в связи с совершением преступления и наступать для лиц, обладающих соответствующими признаками (возраст, вменяемость) и потому способных нести уголовную ответственность за свои действия (бездействие), т.е. держать ответ перед государством.

Уголовная ответственность реализуется в определенных видах правоотношений. Следует согласиться с мнением профессора Н.А. Стручкова: "С точки зрения содержания уголовная ответственность — это реализация определенных общественных отношений, которые регулируются правовыми нормами трех отраслей права: уголовного, уголовно-процессуального и исправительно-трудового, иначе говоря, уголовную ответственность образует реализация уголовных, уголовно-процессуальных и исправительно-трудовых правоотношений. При этом определяющую роль играют уголовные правоотношения".

Уголовное правоотношение возникает в момент совершения преступления. Оно заключается в обязанности государства раскрыть преступление, установить виновного и применить к нему уголовно-правовые меры, предусмотренные законом.

Обязанность лица, совершившего преступление, заключается в претерпевании принудительных мер, применяемых в соответствии с уголовным законом.

Однако, если преступление остается латентным, неизвестным правоохранительным органам государства, уголовная ответственность как форма реализации уголовно-правового отношения не возникает. Также отсутствует уголовная ответственность в случае, например, смерти лица, совершившего преступление. Так, субъект, совершивший убийство из ревности к жене, кончает жизнь самоубийством. Возбужденное уголовное дело по факту убийства подлежит прекращению в связи со смертью виновного (п. 8 ст. 5 УПК РСФСР). В этом случае никто не привлекается к уголовной ответственности, и эта форма реализации уголовного правоотношения отсутствует. Поэтому нельзя признать правомерным отождествление уголовного правоотношения и уголовной ответственности.

Когда же возникает уголовная ответственность? Где ее начало и конец?

Российские авторы по-разному определяют момент возникновения уголовной ответственности. Одни ученые, отождествляя уголовную ответственность с уголовным правоотношением, считают, что она возникает в момент совершения преступления (И.Я. Козаченко, А.С. Молодцов, Е.Ф. Мотовиловкер и др.), так как в этот момент возникает уголовно-правовое отношение между лицом, совершившим преступление, и государством.

Другие авторы считают, что, поскольку вопрос о виновности и невиновности решается только судом при вынесении обвинительного или оправдательного приговора, уголовная ответственность наступает в момент вынесения обвинительного приговора.

Такую позицию разделяют В.Г. Смирнов, Л.М. Карнеева, Б.Т. Разгильдиев. Последний отмечает, что поскольку признание лица виновным в совершении преступления — это прерогатива суда и поскольку в основе уголовной ответственности лежит виновность лица в совершенном преступлении, устанавливаемая приговором суда, то началом уголовной ответственности следует определять вступивший в законную силу приговор суда.

Наконец, утверждалось, что уголовная ответственность наступает с момента установления состава преступления, а процессуальным актом, устанавливающим начало уголовной ответственности, является привлечение лица в качестве обвиняемого.

Поскольку уголовная ответственность всегда конкретна и уголовной ответственности подлежит конкретное лицо, совершившее преступление, а именно "вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом" (ст. 19 УК), возникает уголовная ответственность с момента официального выявления лица, совершившего преступление.

Установление достаточных оснований для привлечения конкретного лица к уголовной ответственности и является ее началом.

Реализация уголовной ответственности осуществляется в различных формах на протяжении определенного времени и завершается с момента прекращения уголовной ответственности на законных основаниях, например, освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК), или в связи с изменением обстановки (ст. 77 УК), или с момента погашения или снятия судимости (ст. 86 УК).Таким образом, по общему правилу, уголовная ответственность наступает с момента привлечения конкретного лица в качестве обвиняемого и заканчивается с момента снятия или погашения судимости.

Первой формой реализации уголовной ответственности является привлечение конкретного лица к уголовной ответственности, что порождает право уполномоченных органов государства применить к этому лицу принудительные меры пресечения (гл. 6 УПК).

Следующей формой реализации уголовной ответственности является рассмотрение уголовного дела в суде и вынесение обвинительного приговора с назначением наказания или без него.

Последующей формой реализации уголовной ответственности является отбывание наказания. Порядок отбывания наказания определяется Уголовно-исполнительным кодексом РФ (УИК РФ).

И наконец, последняя стадия уголовной ответственности — наличие у осужденного лица судимости. Судимость — особый правовой институт, применяемый только в связи с уголовной ответственностью.

Поскольку уголовный закон допускает возможность освобождения от уголовной ответственности (гл. 11 УК), а также предусматривает освобождение от наказания (гл. 12 УК), реализация уголовной ответственности может прекратиться на более ранних стадиях, не пройдя все указанные этапы.

Поскольку уголовная ответственность является особым наиболее строгим видом юридической ответственности, замена уголовной ответственности другими видами юридической ответственности, например административной, не допускается.

Итак, уголовная ответственность, возникая на основе уголовно-правового отношения, реализуется также в форме уголовно-процессуальных отношений (привлечение в качестве обвиняемого, применение мер пресечения, предание суду и осуждение судом), а при назначении наказания — в форме уголовно-исполнительных отношений (отбывание наказания).

Таким образом, уголовная ответственность — это юридическая обязанность лица, совершившего преступление, держать ответ за содеянное перед государством и претерпевать определенные лишения и ограничения прав, предусмотренные законом.

Уголовная ответственность наступает только в связи с совершением преступления и только для лиц, обладающих указанными в законе признаками (вменяемость, достижение определенного возраста). Уголовная ответственность всегда выражается в применении принудительных мер к лицу, подлежащему уголовной ответственности. Эти меры применяются уполномоченными государственными органами, а наказание назначается только судом от имени государства.

В последнее время в юридической литературе высказывалось мнение о наличии двух видов уголовной ответственности: ретроспективной и позитивной. К ретроспективной, т.е. связанной с уже имевшим место фактом (совершением преступления), относили ответственность, предусмотренную уголовным и уголовно-процессуальным законом, выражающуюся в применении принудительных мер, в том числе и наказания за совершение преступления.

Под позитивной ответственностью ряд авторов (3.А. Астемиров, Б.С. Волков, В.А. Елеонский и др.) понимают правомерное поведение граждан, не нарушающих уголовный закон. Отклонение от "позитивного", т.е. правомерного поведения и совершение правонарушения, в том числе преступления, влечет ретроспективную, негативную ответственность.

Так, В.А. Елеонский указывал: "Позитивная уголовная ответственность представляет, таким образом, единство объективной и субъективной сторон, при котором имеет место правомерное поведение правосубъектного лица".

Он также отмечал, что позитивная юридическая ответственность — это правомерное поведение людей в соответствии с требованиями и диспозицией правовой нормы и ее санкции.

Б.С. Волков определял уголовную ответственность как выраженную в законе меру требований, предъявляемых к индивиду как члену коллектива, общества, государства, несоблюдение которых влечет определенные правовые последствия, предусмотренные в его санкции. По мнению ученого, определение уголовной ответственности через ее позитивное содержание полностью соответствует аксиологической природе права.

Представляется, что рассматриваемое мнение основывается на смешении вопроса об уголовной ответственности с вопросом о позитивном, воспитательном воздействии уголовного закона на правосознание общества и отдельных граждан.

Действительно, одна из функций уголовного закона заключается в воспитании правосознания граждан, в обеспечении выработки у них навыков и привычек правомерного поведения. Определяя, какие деяния государство признает опасными для общества и преступными, оценивая степень их тяжести и вредоносности, уголовный закон тем самым оказывает значительное воспитательное воздействие на граждан.

Никто никогда и не отрицал воспитательного воздействия уголовного закона на граждан и позитивной роли уголовного права. Однако признавать, что правопослушный гражданин, свято соблюдающий законы своей страны, несет юридическую, в том числе и уголовную, ответственность, нет никаких оснований. Уголовный закон в этом случае бездействует, не применяется.

Понятие уголовной ответственности неразрывно связано с понятием привлечения к уголовной ответственности. Так, ст. 19 УК гласит: "Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом", в ст. 11 УК указывается, что "лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу".

В ст. 2 УПК РСФСР зафиксировано: "Задачами советского уголовного судопроизводства являются быстрое и полное раскрытие преступлений, изобличение виновных и обеспечение правильного применения закона, с тем, чтобы каждый совершивший преступление был подвергнут справедливому наказанию и не один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден.

Таким образом, закон связывает уголовную ответственность с виной в совершении преступления. Невиновный не привлекается к уголовной ответственности, а, следовательно, не несет ее.

Уголовный закон применяется, а, следовательно, и наступает уголовная ответственность только в тех случаях, когда совершено преступление. Абсолютно справедливо утверждение профессора Ю.М. Ткачевского о том, что "уголовная ответственность — правовое последствие, результат применения норм уголовного права. Она заключается в осуждении от имени государства виновного лица за совершенное им преступление".

Поэтому под уголовной ответственностью следует понимать только ответственность лица за совершенное преступление, выражающуюся в принудительном воздействии на него со стороны государства в соответствии с уголовным законом.

Нельзя согласиться с мнением В.Г. Смирнова, который писал: "Проблема правовой ответственности не сводится к проблеме ответственности за причиненный вред, за нарушение каких-либо охраняемых законом интересов: правовая ответственность только наиболее рельефно проявляется в нарушении, но она реально существует и при совершении дозволенного, а тем более прямо вытекающих из закона деяний".

Если в соответствии с уголовным законом (ст. 37) лицо применяет необходимую оборону против преступника, оно не несет уголовной ответственности, а если оно превысит пределы необходимой обороны, то будет привлечено к уголовной ответственности за причиненный вред (убийство, телесные повреждения) при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108, 114 УК).

Во многих случаях правопослушные граждане не совершают преступлений не потому, что знают уголовный закон, который грозит ответственностью за совершение преступления, а потому, что правомерное поведение соответствует их нравственным принципам и убеждениям. Следовательно, в этих случаях нет никакой зависимости между поведением граждан, уголовным законом и уголовной ответственностью.



Попытка сформулировать понятие "позитивной" ответственности основывается на различном содержании этимологически близких понятий.

Так, если в русском языке слово "ответственность" означает: обязанность давать отчет в своих действиях и отвечать за их последствия, то слово "ответственный" означает: наделенный особыми правами или несущий ответственность за кого-либо или за что-либо.Кроме того, это слово означает, что лицо отличается высоко развитым чувством долга (ответственный человек, ответственное отношение к делу).

Третье значение: чрезвычайная важность, значительность (ответственное поручение).Понятно, что строить теоретическую конструкцию, основанную на различных значениях одинаково словесно выраженных понятий, нельзя. Концепция "позитивной" уголовной ответственности, не внося ничего полезного в разработку проблемы уголовной ответственности и борьбы с преступностью, способна только запутать, поскольку размывается правовое содержание уголовной ответственности, и само это понятие становится крайне неопределенным.

Привлечение к уголовной ответственности

Привлечение в качестве обвиняемого — самостоятельный этап предварительного расследования. Он включает ряд элементов. Один из них — оценка совокупности собранных доказательств на предмет их достаточности для привлечения лица в качестве обвиняемого. При достаточности доказательств выносится постановление о привлечении лица, в качестве обвиняемого, предъявляется обвинение, и обвиняемый допрашивается. Деятельность участников процесса, осуществляемая на данном этапе, урегулирована совокупностью уголовно-процессуальных норм, составляющих правовой институт — привлечение в качестве обвиняемого. В уголовно-процессуальных кодексах этому институту посвящены специальные главы. В УПК РСФСР гл. II называется «Предъявление обвинения и допрос обвиняемого» (ст. 143—152, 154).

Привлечение лица в качестве обвиняемого имеет самостоятельное уголовно-правовое и уголовно-процессуальное значение. В этот момент формулируется обвинение в совершении конкретного преступления, и лицо, его совершившее, привлекается к уголовной ответственности.

Понятия «привлечение к уголовной ответственности» и «привлечение в качестве обвиняемого» выражают разные аспекты одного и того же явления (первое — уголовно-правовой, второе — уголовно-процессуальный). Привлекать к уголовной ответственности можно только виновное лицо. Поэтому более правильным и всеобъемлющим будет выражение «привлечение лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого». В нем отражается взаимосвязь уголовного и уголовно-процессуального права, материального уголовного правоотношения и уголовно-процессуальных отношений. Это отмечает Ф. Н. Фаткуллин.

Существует в литературе и иная точка зрения: привлечение к уголовной ответственности происходит только при вынесении обвинительного приговора.

С этим вряд ли можно согласиться, ибо в данном случае обвиняемый не будет знать, за что ему придется нести ответственность, вплоть до вынесения приговора. А это означает, что и право на защиту окажется беспредметным, оно не может быть в полную меру реализовано вплоть до вынесения приговора.

Более приемлема позиция Н. С. Алексеева и В. 3. Лукашевича, полагающих, что «привлечение к уголовной ответственности осуществляется органом дознания или следователем с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а окончательно устанавливается уголовная ответственность с назначением меры уголовного наказания только судом в обвинительном приговоре».

Анализ действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства убеждает в том, что привлечение к уголовной ответственности осуществляется в стадии предварительного расследования именно при привлечении лица в качестве обвиняемого.

В соответствии со ст. 3 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик и ст. 3 УК РСФСР «уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления». В ч. 2 ст. 3 УК РСФСР указывается, что «уголовное наказание применяется только по приговору суда» Таким образом, законодатель с приговором суда связывает решение только вопроса о наказании.

Ст. 43 Основ уголовного законодательства и ст. 50 УК РСФСР связывают вопросы освобождения от уголовной ответственности не только с рассмотрением дела в суде, но и с предварительным расследованием. Вопрос же об освобождении лица от наказания может быть решен только после рассмотрения дела в суде.

Ст. 41 Основ уголовного законодательства, ст. 48 УК РСФСР, регулирующие давность привлечения к уголовной ответственности, указывают, что течение давности привлечения к уголовной ответственности «приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, скроется от следствия или суда».

Факт совершения преступления конкретным лицом при расследовании фиксируется в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Значит, этот акт и следует считать актом привлечения лица к уголовной ответственности.

Ст. 176 УК РСФСР устанавливает: «Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности лицом, производящим дознание, следователем или прокурором — наказывается лишением свободы сроком до трех лет». Содержание статьи не нуждается в комментариях. Именно указанные в ней лица решают вопрос о привлечении виновного к уголовной ответственности путем вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

При прекращении уголовного дела в стадии предания суду «копия определения о прекращении дела вручается лицу, привлекающемуся к уголовной ответственности, и потерпевшему» (ст. 234 УПК РСФСР), а это значит, что привлечение лица к уголовной ответственности осуществляется в стадии предварительного расследования.

С вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого появляется новый участник уголовного процесса, что принципиально меняет характер уголовно-процессуальной деятельности и особенно правовых отношений между участниками уголовного процесса.

Для более глубокого и правильного понимания сущности привлечения лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого необходимо уяснить характер и взаимодействие уголовного и уголовно-процессуальных правоотношений. «Специфика сложного объекта (системы) не исчерпывается особенностями составляющих его элементов, а связана, прежде всего, с характером взаимоотношений между его «элементами».

Отправным моментом для выяснения сущности связей материальных и процессуальных правоотношений является положение К. Маркса о взаимосвязи уголовного материального и процессуального права.

Уголовный процесс — средство реализации материального права. Как и уголовно-процессуальное право, он детерминирован уголовным правом. «Уголовно-процессуальные отношения возникают и развиваются в связи с уголовными правоотношениями и по поводу этих правоотношений, последние, в свою очередь, могут быть реализованы только через отношения уголовно-процессуальные.

Преступление — юридический факт, приводящий к возникновению уголовно-правового отношения. В структуре правоотношения преступление как факт, в свою очередь, является его объектом. Первыми возникают материальные уголовно-правовые отношения. Так считает одна группа ученых, и мы разделяем это мнение. Другие относят возникновение уголовно-правовых отношений к моменту, когда надлежащему государственному органу становится известно о совершенном преступлении. Третьи полагают, что уголовно-правовое отношение возникает с привлечением лица в качестве обвиняемого. Четвертые возникновение материального уголовно-правового отношения связывают с моментом вступления приговора в законную силу.

Подобные расхождения обусловлены неодинаковыми исходными данными. Авторы по-разному определяют субъектов отношений, раскрывают характер, содержание, взаимосвязь уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

Возникнув в момент совершения преступления, уголовно-правовое отношение носит неопределенный, безличный характер. Оно возникает между государством вообще и неустановленным лицом, совершившим данное преступление, и состоит, с одной стороны, в праве государства на порицание данной личности и ее наказание, а, с другой — в обязанности личности перед государством понести всю тяжесть ответственности и наказания за совершенное преступление.

Началом уголовно-процессуальных отношений следует считать момент, когда официально уполномоченные государством органы получают сведения о совершенном или готовящемся преступлении. Реализация же их проявляется в деятельности соответствующих органов. С возникновением уголовно-процессуальных отношений и входе их развития происходит конкретизация уголовно-правового отношения. В лице государственного органа (органа расследования, прокуратуры) выступает орган, представляющий государство как субъекта уголовно-правового отношения. Он же (на данном этапе орган расследования, прокуратуры) есть субъект и уголовно-процессуальных отношений. Так проявляются диалектическое единство, связь и взаимозависимость уголовно-правового и уголовно-процессуальных отношений.

В ходе дальнейшего развития уголовно-процессуальной деятельности и реализации уголовно-процессуальных отношений выясняются, конкретизируются, устанавливаются как объект уголовно-правового отношения — преступления, так и второй субъект правоотношения — лицо, совершившее это преступление.

Как считает П. С. Элькинд, в ходе расследования и судебного разбирательства уголовно-правовое отношение должно «развернуться» «конкретизироваться», «уточняться». И вряд ли правы те, кто рассматривает уголовно-правовое отношение как однажды данное, неизменное, застывшее. Таким должно быть лишь преступление — объект уголовно-правового отношения, а не само уголовно-правовое отношение.

В ходе расследования выясняется объект уголовно-правового отношения — преступление, доказывается вина конкретного лица в его совершении. И как результат этого доказывания, накапливается совокупность доказательств, позволяющая лицу, производящему расследование (субъекту уголовно-правового и уголовно-процессуальных отношений), сформулировать вывод о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

Факт привлечения лица в качестве обвиняемого — реализация не только уголовно-процессуальных отношений, но и уголовно-правового отношения. Поэтому мы не разделяем мнения тех, кто рассматривает привлечение лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого лишь как проявление уголовно-процессуальных отношений. Более правильна точка зрения на привлечение в качестве обвиняемого как проявление и уголовно-правового отношения, на констатацию его наличия.

Как отмечает Н. А. Огурцов, «правоотношение в советском уголовном праве представляет собой отношения между социалистическим государством, выступающим в лице органов правосудия (дознания, следствия, прокуратуры и суда), и преступником по поводу совершенного последним общественно опасного деяния — преступления и уголовной ответственности виновного за содеянное». Такое определение уголовно-правового отношения раскрывает его сущность и правильно определяет как момент его возникновения, так и этапы реализации.

Все сказанное позволяет не согласиться с М. С. Строговичем в том, что «обвиняемый в уголовном процессе является участником, субъектом уголовно-процессуального отношения, а не уголовно-правового отношения. Он может быть признан участником (субъектом) уголовно-правового отношения только приговором суда, вступившим в законную силу». Суд, однако, своим приговором не создает новых субъектов (участников) ни уголовно-правовых, ни уголовно-процессуальных отношений, В приговоре лишь зафиксирован окончательный вывод о том, что имело место преступление и совершено оно конкретным лицом. Предварительный же вывод об этом был сделан в постановлении о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Вот тогда-то и появился новый участник (субъект) уголовно-правового отношения, он же участник и субъект уголовно-процессуальных отношений. С этого момента он поставлен в особое положение, которому соответствует объем его прав н обязанностей, определенных законом, а стало быть, начинает нести всю тяжесть изобличения в совершении преступления именно как субъект уголовно-правового отношения. Изобличать в совершении преступления только субъекта уголовно-процессуального отношения нельзя, это противоречило бы духу и букве уголовно-процессуального закона. Именно как субъект уголовно-правового отношения обвиняемый наделяется совокупностью процессуальных прав. Это еще раз свидетельствует о взаимосвязи, взаимозависимости и взаимопроникновении уголовно-правовых и уголовно-процессуальных отношений.

Никто из ученых не оспаривает, что при расследовании и судебном разбирательстве часто могут иметь место материальные гражданско-правовые отношения.

Субъектами при расследовании и судебном разбирательстве являются, с одной стороны, потерпевший (ст. 53 УПК РСФСР), гражданский истец (ст. 54 УПК РСФСР) и их представители (ст. 56 УПК РСФСР), с другой — обвиняемый (ст. УПК РСФСР) или лицо (физическое или юридическое), несущее за него материальную ответственность — гражданский ответчик (ст. 55 УПК РСФСР).

В процессе предварительного расследования лицо признается в качестве потерпевшего, гражданского истца путем вынесения об этом соответствующего постановления (ст. ст. 136, 137 УПК РСФСР). Аналогично принимается решение и о привлечении по делу в качестве гражданского ответчика физического или юридического лица, которое должно в силу закона нести материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого (ст. 138 УПК РСФСР).

Анализ норм, регулирующих правовое положение потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей и порядок признания их таковыми, дозволяет утверждать, что здесь в результате причинения вреда преступлением возникают материальные гражданско-правовые отношения. Преступление же, как известно, — объект уголовно-правового отношения.

Взаимодействие материальных уголовно-правовых и гражданско-правовых отношений осуществляется здесь при участии уголовно-процессуальных отношений. Именно с их помощью обеспечивается взаимосвязь, взаимопроникновение и взаимодействие материальных уголовно-правовых отношений. Здесь находят проявление трехсторонние правоотношения. Носителями их выступают обвиняемый и гражданский ответчик, с одной стороны, потерпевший и гражданский истец, с другой, реализуются же их отношения с участием представителя государства (органа расследования, прокуратуры или суда).

Именно в целях реализации гражданско-правового отношения, возникшего в результате уголовно-правового отношения, следователь накладывает арест на имущество обвиняемого, подозреваемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за причинение вреда преступными действиями обвиняемого или подозреваемого (ст. 175 УПК РСФСР). Гражданско-правовое отношение может быть реализовано путем возмещения ущерба как после вступления приговора в законную силу, так еще и в стадии предварительного расследования, когда обвиняемый сам принимает меры к возмещению ущерба (п. 1 ст. 38 УК РСФСР). Реализация гражданско-правового отношения, порожденного уголовно-правовым отношением, подтверждает наличие такового и его движение задолго до вынесения приговора.

Таким образом, уголовно-правовое отношение проявляется в ходе расследования. Окончательно оно формируется при принятии решения о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого, а свое разрешение получает после вынесения приговора и вступления его в законную силу. Стало быть, правильно суждение о том, что предварительный вывод о виновности лица, совершившего преступление, делается в момент привлечения его к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Это означает, что «виновный» и «обвиняемый» на предварительном следствии — понятия идентичные. Данный вывод является предварительным только потому, что он делается при предварительном расследовании, т. е. до суда. Но его нельзя рассматривать как предварительный с позиции доказанности. Он предварительный потому, что не влечет тех отрицательных последствий (судимость и т. д.), которые наступают при формулировании этого вывода в приговоре суда.

Проявление в такой форме уголовно-правового отношения обусловливает правовое положение участников уголовно-процессуальных отношений. Обвиняемый наделяется комплексом процессуальных прав в объеме, необходимом и достаточном для осуществления защиты от предъявленного обвинения. Следовательно, при привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого впервые проявляется персонифицированное уголовно-правовое отношение.

Решение о привлечении лица к уголовной ответственности в качестве обвиняемого принимается лишь «при наличии достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления» (ст. 143 УПК РСФСР).

Из этого указания закона следует, что основанием привлечения лица в качестве обвиняемого является доказанность факта преступления и вины конкретного лица совокупностью «достаточных доказательств», собранных в ходе расследования. Здесь «наличие достаточных доказательств» — исходная база для вывода о том, что имело место преступление. Факт же преступления и доказанная виновность конкретного лица и служат основанием для вынесения решения о привлечении лица в качестве обвиняемого. Указание законодателя на «наличие достаточных доказательств» для принятия решения имеет практическое значение, позволяющее в каждый конкретный момент проверить, на чем основывается вывод о наличии преступления и виновности лица в его совершении. Таким образом, основанием привлечения в качестве обвиняемого являются не сами доказательства, а факты преступления и вина конкретного лица, подтвержденные этими доказательствами.

В литературе есть и иное мнение: основанием привлечения в качестве обвиняемого считают сами доказательства, что вряд ли правильно.

Верна позиция тех, кто считает основанием привлечения лица, в качестве обвиняемого полную доказанность виновности данного липа, когда у следователя сложилось окончательное убеждение в виновности и устранены все сомнения в этом. При формулировании обвинения факты, входящие в конструктивные признаки конкретного состава преступления, должны быть достоверными. Вместе с тем М. С. Строгович пишет: «Сама постановка вопроса об убежденности следователя в виновности данного лица в момент привлечения его в качестве обвиняемого неправомерна, поскольку следствие еще не окончено, объяснения обвиняемого по предъявленному ему обвинению еще не получены и не проверены».

Согласиться с таким суждением нельзя по ряду соображений:

1. Давать показания — это право обвиняемого, а не его обязанность. Их может вообще не оказаться, если обвиняемый не пожелает давать показания. Отсутствие показаний обвиняемого не освобождает следователя от обязанности принять решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, когда совокупность собранных доказательств будет убеждать его в виновности. В противном случае следователь не имеет права принимать решение о привлечении лица в качестве обвиняемого. Если же последующий допрос обвиняемого и проверка его показаний опровергнут предъявленное обвинение, это будет свидетельствовать о том, что решение о привлечении в качестве обвиняемого принято без достаточных к тому оснований;
2. Объем обвинения, его содержание определяются в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого с учетом обеспечения его права на защиту. В случае изменения обвинения оно должно быть перепредъявлено.

Таким образом, окончательное убеждение следователя в виновности конкретного лица складывается на основании собранных доказательств и формулируется при принятии решения о привлечении лица в качестве обвиняемого. Законодатель не устанавливает срока принятия решения о привлечении лица в качестве обвиняемого. Принятие такого решения предопределяется моментом завершения сбора достаточной совокупности доказательств.

«Довольно трудно представить себе, что обвиняемого и подсудимого следует считать невиновным. Разве можно участника процесса без вины ставить в такое положение?» — спрашивает П. М. Давыдов. И подвергнув обстоятельной критике высказанные в литературе точки зрения, приходит к выводу, что «помимо приговора, виновность согласно уголовно-процессуальному законодательству отражается в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительном заключении» и других судебных актах.

Освобождение от уголовной ответственности

В соответствии с задачами и принципами уголовного права реакция государства на нарушение установленных им уголовно-правовых запретов должна быть, с одной стороны, неотвратимой, с другой — достаточно гибкой, чтобы неотвратимость уголовно-правового воздействия не приводила к избыточности уголовной репрессии или необоснованному ограничению прав и законных интересов граждан. Во многих случаях более рациональным и правильным (более справедливым и гуманным) является решение уголовно-правовых задач путем реализации менее острых форм такой реакции — применения различных видов освобождения от уголовной ответственности и (или) от уголовного наказания, предусмотренных действующим УК.

Специфика освобождения от уголовной ответственности состоит в том, что в отношении лица, совершившего преступное деяние, органом расследования, прокурором или судом (судьей) при наличии предусмотренных уголовным законом условий не выносится обвинительный приговор, которым это лицо осуждается и признается преступником, ему не назначается мера уголовного наказания, и он считается не имеющим судимости. При этом освобождение от уголовной ответственности не означает признания, что в содеянном отсутствует состав преступления или что лицо, совершившее преступление, является невиновным. Оно не влечет полного прощения виновного, его реабилитацию и освобождение от всех неблагоприятных правовых последствий совершенного им преступления. Отрицательная оценка, осуждение совершенного преступления и порицание лица, его совершившего, государством, негативная реакция последнего на совершение преступного деяния, т.е. кара — остается и в случаях освобождения указанного лица от уголовной ответственности. Лицо не освобождается от гражданско-правовой ответственности за совершенное деяние, от обязанности понести судебные издержки, а также от возможного административного наказания, дисциплинарного или общественного взыскания. Следовательно, государство в таких случаях не отказывается от преследования виновного, а лишь дает ответ на преступление в иной форме, применяет иные, более мягкие и целесообразные формы реакции.

В УК предусмотрены различные виды (основания) освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление: в связи с деятельным раскаянием (ст. 75), в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76) и в связи с истечением сроков давности (ст. 78). В соответствии с ч. 2 ст. 75 УК специфические основания освобождения от уголовной ответственности предусмотрены в примечаниях к ряду статей Особенной части УК (ст. 126, 205, 206, 228 и др.). Возможность освобождения от уголовной ответственности предусматривается также ст. 84 УК (по акту амнистии) и 90 УК (с применением принудительных мер воспитательного воздействия к лицу, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте).



Освобождение от уголовной ответственности возможно лишь при наличии условий, предусмотренных в перечисленных статьях УК, в своей совокупности составляющих основание соответствующего вида освобождения. При этом обязательной предпосылкой применения любого вида освобождения является достоверно установленный факт совершения лицом преступления. Не может рассматриваться как освобождение от уголовной ответственности непривлечение к ней лица в силу отсутствия оснований для ее применения (невменяемость, добровольный отказ и т.п.).

Объединяет все виды освобождения от уголовной ответственности в единый уголовно-правовой институт их общая карательная сущность и юридическая их природа (они выступают как одна из форм реакции государства на преступление).

В соответствии с действующим законодательством решение об освобождении от уголовной ответственности может быть принято в ходе предварительного расследования органом дознания с согласия прокурора, следователем с согласия начальника следственного отдела, а также прокурором либо судом или единолично судьей в судебном заседании, но до момента удаления суда в совещательную комнату для вынесения приговора, а также в некоторых случаях, определенных законом, в кассационной и надзорной инстанциях. Освобождение от уголовной ответственности становится невозможным с момента вступления обвинительного приговора суда в законную силу.При этом согласно ч. 2 ст. 27, ч. 4 ст. 28, ч. 3 ст. 213 Уголовное дело не может быть прекращено в связи с освобождением лица от уголовной ответственности, если обвиняемый (подозреваемый) против этого возражает. Непредоставление обвиняемому (подсудимому) возможности воспользоваться упомянутым выше правом на возражение против освобождения его от ответственности по реабилитирующему основанию должно признаваться безусловным основанием к отмене приговора суда. Обвиняемому (подсудимому) должно быть разъяснено его право возражать против прекращения дела.Начальный момент, когда становится возможным освобождение от уголовной ответственности, в законе не определен, между тем он имеет важное значение. Освобождению от уголовной ответственности должно предшествовать, как минимум, установление признаков состава преступления в деянии липа. Для этого должно быть проведено расследование и, как правило, привлечение лица в качестве обвиняемого.Процессуально освобождение от уголовной ответственности оформляется посредством вынесения специального постановления или определения о прекращении уголовного дела (ст. 213, 254, 256 УПК).

Освобождение от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 75 УК и статьями Особенной части УК, а также ст. 78 и 84 УК является обязанностью правоприменительных органов. Освобождение же по иным основаниям (ч. 1 ст. 75, 76 и 90 УК) — их правом. При этом все виды освобождения, кроме предусмотренного ст. 90 УК в отношении несовершеннолетних, относятся к безусловным — независимо от дальнейшего поведения освобожденного отменены они быть не могут, что, по мнению автора этих строк, является существенным их недостатком.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК)

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным (ч. I ст. 75 УК).

Основание применения данного вида освобождения слагается из совокупности следующих объективных и субъективных условий:

- лицо совершило преступление впервые;
- совершено преступление небольшой или средней тяжести;
- после совершения преступления лицо, его совершившее, раскаиваясь в содеянном, добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред (так называемое деятельное раскаяние), чем продемонстрировало, что оно перестало быть общественно опасным;
- вывод компетентного государственного органа об отсутствии необходимости привлекать данное лицо к уголовной ответственности.

Первое условие применения данного вида освобождения заключается в том, что лицо фактически совершило преступление в первый раз либо хотя и совершало ранее преступления, но было освобождено от уголовной ответственности за их совершение или даже было судимо за преступления, но судимости его сняты или погашены в установленном законом порядке.

Вторым условием освобождения является совершение лицом преступления небольшой или средней степени тяжести (ст. 15 УК).

Третье условие состоит в совершении данным лицом позитивных действий, свидетельствующих о его деятельном раскаянии и утрате общественной опасности. К таким позитивным действиям относится, прежде всего, добровольная явка с повинной, т.е. добровольное сообщение лица компетентным учреждениям (органам дознания, следствия, прокуратуры или суда) о совершенном или готовящемся им преступлении (ст. 140-142 УПК).

Другой формой деятельного раскаяния лица является способствование его раскрытию преступления: добровольная и существенная помощь следственным и судебным органам в установлении фактических обстоятельств преступления.

Формами деятельного раскаяния лица, указанными в законе, являются также возмещение причиненного ущерба или заглаживание иным способом вреда, причиненного преступлением. Речь идет о добровольном и возможно более полном устранении негативных последствий преступления путем выплаты денежной компенсации, ремонта поврежденного имущества, заглаживании морального вреда путем принесения извинений, опровержения ложных сведений и т.п.

О деятельном раскаянии как одном из необходимых условий освобождения от уголовной ответственности должно свидетельствовать выполнение лицом, совершившим преступление, всех указанных в ч. 1 ст. 75 УК позитивных действий. Однако в исключительных случаях, когда по объективным причинам (смерть потерпевшего, невозможность возместить материальный ущерб ввиду отсутствия средств, запоздалая явка с повинной и т.п.) конкретное лицо не имело возможности выполнить некоторые из них, следует признать допустимым применять такое освобождение и в отсутствие подобных действий.

Вместе с тем даже при наличии всех перечисленных юридических условий соответствующий правоприменительный орган вправе освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности (и это четвертое условие освобождения) лишь в случае признания им, что в данном конкретном случае отсутствует необходимость привлекать лицо к уголовной ответственности. Это непосредственно следует из содержащегося в ч. 1 данной статьи указания, что лицо «может быть освобождено».Данный вид освобождения от уголовной ответственности является безусловным, окончательным и необратимым, поскольку освобождение лица не ставится в зависимость от его последующего поведения и не может быть отменено ни при каких обстоятельствах.

Согласно ч. 2 ст. 75 УК лицо, совершившее преступление иной категории (т.е. тяжкое или особо тяжкое), освобождается от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК. Такие специальные основания освобождения от уголовной ответственности содержатся в примечаниях к целому ряду статей Особенной части: ст. 122, 126, 1271, 134, 184, 198, 204-206, 208, 210, 222, 223, 228, 275, 2821, 2822, 291,307, 337,338.

В большинстве таких случаев о деятельном раскаянии виновного говорить не приходится. Освобождение по указанным основаниям является мерой вынужденной: обусловленной необходимостью предотвратить наступление более тяжких последствий совершаемого преступления, стимулировать виновного к сотрудничеству при его расследовании.

Анализ таких видов освобождения особенно явственно показывает несостоятельность позиции, согласно которой освобождение от уголовной ответственности понимается как полное прощение лица, совершившего преступление, со стороны государства, и неудачность решения законодателя о безусловном характере такого освобождения.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК)

Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Основанием освобождения в данном случае служит совокупность всех перечисленных условий. Первые два условия аналогичны рассмотренным выше условиям освобождения лица в связи с его деятельным раскаянием (ст. 75 УК). Специфическими условиями освобождения обвиняемого в связи с примирением с потерпевшим являются реальное примирение обвиняемого с потерпевшим и заглаживание им причиненного потерпевшему вреда. При этом оба эти факта, а также согласие потерпевшего на освобождение обвиняемого от уголовной ответственности должно найти конкретное отражение в материалах уголовного дела.

Инициатива примирения может исходить как от обвиняемого, так и от потерпевшего или иных лиц. Следственные и судебные органы не обязаны выступать с такой инициативой, но она может исходить и от них. Следует рекомендовать правоприменительным органам разъяснять в соответствующих случаях потерпевшему и обвиняемому их право на примирение и его условия, предусмотренные ст. 76 УК.

Освобождение по рассматриваемому основанию является не обязанностью, а правом следственных и судебных органов. Поэтому еще одним условием такого освобождения является основанное на материалах дела признание соответствующим правоприменительным органом целесообразности освобождения обвиняемого от уголовной ответственности. Процессуальным условием применения ст. 76 УК является согласие самого обвиняемого на его освобождение от ответственности поданному основанию (ч. 2 ст. 27 УПК).

Рассматриваемый уголовно-правовой институт не следует смешивать со сходным с ним уголовно-процессуальным институтом освобождения обвиняемого от уголовной ответственности в связи с его примирением с потерпевшим и прекращения по данному основанию уголовного дела по делам частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК). Это самостоятельный — уголовно-правовой институт, который отличается от указанного процессуального института как по юридической природе, так и по фактическим и юридическим основаниям их применения. В уголовном процессе мнение потерпевшего об освобождении обвиняемого имеет решающее значение, в уголовном праве — является лишь одним из условий освобождения лица от уголовной ответственности.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности (ст. 78 УК)

Лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки давности:

- два года после совершения преступления небольшой тяжести;
- шесть лет после совершения преступления средней тяжести;
- десять лет после совершения тяжкого преступления;
- пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

Эти сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу (ч. 2 УК). Временем совершения преступления согласно ч. 2 ст. 9 УК, признается время, когда было совершено общественно опасное деяние, независимо от времени наступления последствий. В соответствии с общими правилами исчисления сроков течение указанных сроков давности следует исчислять с ноля часов суток, следующих за днем совершения общественно опасного деяния, и до 24 часов последних суток давностного срока. В случаях истечения сроков давности до момента вступления приговора суда в законную силу (ст. 390 УПК) лицо, совершившее преступление, должно быть в безусловном порядке освобождено от уголовной ответственности. При совершении длящихся и продолжаемых преступлений течение сроков давности начинается с момента фактического, а не юридического окончания преступления: с момента задержания или явки с повинной лица, совершившего длящееся преступление, и с момента совершения последнего преступного действия, являющегося эпизодом продолжаемого преступления.

Совершение лицом нового преступления на исчисление срока давности за первое преступление влияния не оказывает. Сроки давности за каждое из них исчисляются самостоятельно (ч. 2 ст. 78 УК).

Течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда, и возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 78 УК). Под уклонением от следствия и суда следует понимать умышленные действия лица, которое, зная, что подозревается или обвиняется в совершении преступления, предпринимает действия, направленные на то, чтобы избежать задержания и привлечения к уголовной ответственности (перемена места жительства, изменение фамилии, проживание по чужим или поддельным документам и т.п.). Уклонение от следствия или суда в смысле ч. 3 ст. 78 УК не является самостоятельным преступлением, но оно может стать таковым, например, при побеге из-под стражи в процессе следствия. В последнем случае происходит приостановление течения срока давности за преступление, в связи с расследованием которого он содержится под стражей.

ст. 78 УК РФ в отличие от ст. 48 УК РСФСР не устанавливает срок, по истечении которого уклонение от следствия и суда прекращается, и это справедливо, поскольку иное означаю поощрение случаев длительного и потому злостного уклонения лица от правосудия.

Основание данного вида освобождения складывается из совокупности перечисленных в законе формально-юридических условий, которые в свою очередь базируются на соответствующем фактическом (материальном) основании.

К юридическим условиям освобождения от уголовной ответственности относятся:

- истечение с момента совершения преступления, установленного законом срока, размер которого зависит от категории совершенного преступления;
- отсутствие обстоятельств, препятствующих течению давностных сроков (лицо, совершившее преступление, не уклонялось от следствия и суда, но и не было привлечено к уголовной ответственности).

Фактическое (материальное) основание освобождения представляет собой выраженную в перечисленных выше юридических условиях презумпцию законодателя, что лицо, совершившее преступление, но не привлеченное вовремя к уголовной ответственности за его совершение и в дальнейшем ведущее правопослушный образ жизни, с течением времени полностью или частично утрачивает свою опасность для общества, в связи с чем отпадает необходимость в возложении на него уголовной ответственности.

Освобождение за истечением срока давности применяется по всем категориям преступлений, оно является безусловным, окончательным и необратимым, поскольку не может быть отменено ни при каких обстоятельствах.

Освобождение от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию является обязанностью соответствующего правоприменительного органа. Единственное исключение из этого правила, предусмотренное ч. 4 ст. 78 УК, касается лиц, совершивших преступления, наказуемые смертной казнью или пожизненным лишением свободы: их освобождение от уголовной ответственности не является обязательным, сколько бы ни прошло времени со дня совершения такого преступления. Вопрос о применении сроков давности к таким лицам решается судом с учетом тяжести совершенного преступления, личности виновного, продолжительности времени, истекшего после совершения преступления, и других обстоятельств. При этом, если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности, он не вправе назначить ему наказание в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы.

В соответствии с нормами международного права ч. 5 ст. 78 УК предусматривает исключение из общего правила о давности привлечения к уголовной ответственности: к лицам, совершившим наиболее опасные преступления против мира и безопасности человечества (ст. 353, 356-358 УК), сроки давности не применяются.

Уголовная ответственность несовершеннолетних

В УК РФ впервые включена глава об особенностях уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних (гл. 14). Несовершеннолетними лицами считаются те лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. Лицо, не достигшее четырнадцатилетнего возраста, в принципе не может быть субъектом преступления.

При осуждении несовершеннолетних лиц суд вправе принять одно из двух возможных решений: назначить наказание, либо применить принудительные меры воспитательного воздействия - при соблюдении определенных условий.

В исключительных случаях с учетом характера совершенного преступления и личности виновного суд может применить положения, предусматривающие определенные льготы для несовершеннолетних, к тем лицам, которые совершили преступление в возрасте от восемнадцати до двадцати лет, кроме помещения таких лиц в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних (ст. 96 Уголовного кодекса РФ).

К таким исключительным случаям могут, например, относиться особенности умственного и психического развития молодого человека (социальная незрелость, задержка умственного и психического развития, психические отклонения, не исключающие вменяемости и т. п.), условия жизни виновного и воспитания (педагогическая запущенность, отрицательное влияние старших по возрасту лиц, неблагополучная семья и т. п.). Действительно, в некоторых случаях интеллектуальный и психологический уровень, степень зрелости, мотивы совершения преступления семнадцатилетнего и восемнадцатилетнего молодого человека существенно не отличаются.

Вопрос о применении или неприменении льготных условий уголовной ответственности должен решаться в каждом конкретном случае с учетом всех указанных обстоятельств. При необходимости суд вправе назначить комплексную судебно-психологическую, судебно-психиатрическую и другие виды экспертиз, чтобы вынести справедливое и обоснованное решение.

Система наказаний, применяемых к несовершеннолетним, включает следующие виды: штраф, лишение права заниматься определенной деятельностью, обязательные работы, исправительные работы, арест, лишение свободы на определенный срок. Таким образом, несовершеннолетним не могут быть назначены смертная казнь и пожизненное лишение свободы. Это относится и к тем случаям, когда лицо достигло восемнадцатилетия к моменту рассмотрения дела судом, но в момент совершения преступления было несовершеннолетним. Кроме того, несовершеннолетним не могут быть назначены такие наказания, как лишение права занимать определенные должности, лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, ограничение по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, поскольку подросток, как правило, на момент совершения преступления не занимает еще какую-либо должность, не имеет классного чина или государственных наград и, как правило, не является военнослужащим (за исключением курсантов суворовских училищ и некоторых других). Несовершеннолетнему не назначаются также конфискация имущества и ограничение свободы.

Для несовершеннолетних установлен особый порядок назначения и исполнения наказаний. При назначении наказания несовершеннолетнему суд учитывает условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, другие особенности личности подростка, а также влияние на него старших по возрасту лиц. При этом несовершеннолетие рассматривается как смягчающее обстоятельство.Вопросы назначения наказания несовершеннолетним часто рассматривались высшими судебными органами: был принят ряд постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и Российской Федерации, определивших принципы назначения наказания несовершеннолетним.

Так, в постановлении Пленума Верховного Суда СССР № 5, посвященном исполнению законодательства о несовершеннолетних, говорится о том, что назначенное наказание должно быть подчинено в максимальной степени целям исправления несовершеннолетних и суды обязаны строго соблюдать индивидуальный подход к определению вида и размера наказания. При этом особо подчеркивается, что такое наказание, как лишение свободы, может быть назначено только в том случае, когда, исходя из конкретных обстоятельств дела и данных о личности подсудимого подростка, суд придет к выводу о невозможности избрания другого наказания.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановлением № 11"О практике назначения судами Российской Федерации наказания в виде лишения свободы" обязал суды при назначении наказания несовершеннолетним подсудимым в полной мере использовать предоставленные законом возможности для применения к ним видов наказания, не связанных с изоляцией от общества. В этих целях рекомендовано в каждом случае выяснять и оценивать условия жизни и быта подростка, данные о негативном воздействии на него взрослых лиц, учитывать иные обстоятельства, влияющие на ответственность виновного.

Один и тот же вид наказания по-разному применяется к несовершеннолетним и взрослым осужденным. Так, штраф может быть назначен несовершеннолетнему только в том случае, если у него есть самостоятельный заработок или такое имущество, на которое может быть обращено взыскание (вклад в банке на имя несовершеннолетнего, имущество, полученное в наследство, стипендия и др.). Размер штрафа для несовершеннолетних ограничен следующими пределами: минимум штрафа составляет десять, максимум - пятьсот минимальных размеров оплаты труда (хотя для взрослых минимум составляет двадцать пять, максимум - одну тысячу минимальных размеров оплаты труда), либо штраф назначается в размере заработной платы или иного дохода несовершеннолетнего за период от двух недель до шести месяцев (для взрослых - за период от двух недель до одного года). Особенности установлены и для других видов наказаний.

Для несовершеннолетних срок лишения свободы не может превышать десяти лет. Таким образом, даже если санкция статьи за конкретное преступление предусматривает лишение свободы на срок свыше десяти лет (например, за умышленное убийство без отягчающих обстоятельств максимум лишения свободы составляет пятнадцать лет), суд не вправе назначить лишение свободы на сро


Внимание, только СЕГОДНЯ!

» » » Уголовная ответственность